День Великой Победы

 

Волго-Вятский институт (филиал)

ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)»

Официальный сайт msalkirov.ru, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих

70 лет Великой Победы: Вспомним всех поименно

С фронта и на фронт

Боевой путь моего прадеда Ивана Дмитриевича Пушкарева начался с финской войны. Потом Ленинградский фронт, авиаполк, он – техник-механик. Там было пролито много крови. Вот и прадеда ранило так, что его отправили в 1941-м домой. Но потом призвали снова, и теперь уже увидеть семью удалось ему только в 1946-м. После победы над Германией пришлось повоевать, и опять не без ранений, на Дальнем Востоке. Среди множества его медалей была и эта – «За победу над Японией». Оказавшись дома, в Большом Поломе, прадед вернулся в колхоз, где был до войны, имея за плечами всего четыре класса, бригадиром. Поработал он немного - всего десять лет, в 42 его не стало – сказались старые раны…

Иван Дмитриевич Пушкарев Иван Дмитриевич Пушкарев

Андрей Попов, 3 курс

Долг любимой Родине

Яков Яковлевич БушмелевЭтим рассказом я хочу почтить память своего прадеда Якова Яковлевича Бушмелева. Так вышло: летом 1939-го он окончил Кировское медицинское училище, а уже в декабре был призван в армию. Между этими двумя событиями несколько месяцев работы заведующим Барановским фельдшерско-акушерским пунктом в Мурашинском районе. Служил прадедушка в Забайкальском военном округе на станции Харанор. Сначала определили в 110 стрелковую дивизию 16 армии, затем перевели в 12 танковый полк.

К сожалению, я лишь недавно узнала все о своем прадеде. Узнала из письма, которое написал он внуку, спустя много лет после войны. Письмо так поразило меня, что я хочу им поделиться со всеми. Вот что писал прадед:

«3 июня 1941 года 12-ый танковый полк по железной дороге направился на запад СССР в летние лагеря. Известие о нападении гитлеровской Германии на СССР, на нашу любимую Родину , мы услышали глубокой ночью 22 июня в городе Воронеже…

Первое боевое крещение получили в районе знаменитой Соловьёвской переправы, что в 30 км от Смоленска, на реке Днепр. Перед нами была поставлена задача – выбить немцев из села и занять господствующее место. Но наступление «захлебнулось», поскольку мы ещё не научились воевать…

Наш полк слился с другим, мы получили новые боевые машины – танки Т-34, КВ-1 и КВ-2, и… - второе боевое крещение. Наступали правее села Соловьёво, в районе посёлка Коровино, но успехи были незначительны, так как силы неравны. Я, санитар-инструктор, принимал с передовой, где шёл бой с немцами, раненых и после оказания первой помощи отправлял в тыл. Это длилось 6-7 часов. Всё это время мы находились под непрерывным артиллерийским и миномётным обстрелом.

В сентябре 1941 года нас после кратковременного отдыха перебросили на Юго-западный фронт, под город Сумы. Третье боевое крещение наша часть получила на огромном поле, куда гитлеровцы выбросили десант – 20 танков и 2 батальона автоматчиков. Наши танки окружили это соединение, и десант был уничтожен. Во время операции я был в тылу – переправлял раненых. Раненых было 18 человек. Я и ещё один санитар погрузили их на большую машину и отдали приказ эвакуировать в госпиталь, в Сумы.

Фронт близко еще не подошёл, и нам дали небольшую передышку. Но в октябре погрузили в железнодорожный эшелон и повезли на Западный фронт. Мы не понимали, чем это вызвано. Оказалось, немцы начали мощное наступление на Москву».

Выгрузили их около станции Апрелевка, расположенной между Москвой и Нарофоминском. Прадедушку поставили на должность офицера медицинской службы танковой бригады. Находились они в 40 км от фронта, и жизнь была относительно спокойной… Но спокойствие продлилось недолго.

«6 декабря 1941 года наши войска перешли в решительное наступление, и мы тоже стали продвигаться вперёд, к Москве. Во второй половине января 1941 года я заболел гриппом с дальнейшим осложнением – воспалением лёгких, лечился в госпитале под Кунцево. После излечения был снова направлен на фронт под город Сухиничи Калужской области. Ночью, 8 марта 1942 года, немцы начали наступление на этот город, и я был тяжело ранен осколочной бомбой в обе ноги и правую руку. Санитары на лошади вывезли в прифронтовой медсанбат. Через 4 дня меня эвакуировали в Калугу, через неделю отправили в Москву, затем в глубокий тыл, в Караганду на юге Казахстана. Там мне сделали операцию и после излечения выдали документы и инвалидную пенсию, по ст. 77 НКО я был признан негодным к военной службе. Для меня это была трагедия… Я сел на ступеньки госпиталя и заплакал».

Он вернулся домой, писал друзьям на фронт письма, но ответа так и не получил. А однажды в библиотеке нашёл статью в журнале «Огонёк». Ее автором был член военного совета 16 армии генерал-лейтенант Телегин. Он писал, что 5-я танковая бригада, в которой воевал прадед, и где остались его друзья, попала в окружение и почти полностью уничтожена. «Видимо мои друзья, к сожалению, погибли …» – вспоминал прадед.

Он был отмечен орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За победу над Германией».

Яков Яковлевич Бушмелев

Дома, несмотря на ранения (были ампутированы пальцы на правой руке), прадед вернулся к врачебному делу – отработал 34 года заведующим фельдшерско-акушерским пунктом в куменском селе Лутошкино, потом еще 10 лет фельдшером в автоколонне № 1217 города Кирова.

И заканчивал свое письмо прадедушка, на мой взгляд, золотыми словами:

«Для того, чтобы стать полноценным гражданином, надо хорошо знать историю страны и мира. Это – прежде всего, а остальное приложится.»

Я горжусь своим прадедом! Он честно исполнял свой долг, защищая Родину. Он любил ее.

Юлия Шевченко, 1 курс

 

Проявил себя отважным и умелым

Николай Афанасьевич КоробейниковЯ хочу рассказать о моем прадеде Николае Афанасьевиче Коробейникове. Когда началась война, ему было едва за тридцать. Дома оставались «Василек» (так, за необычайно голубые глаза, называл он свою жену Ольгу), сын, две дочери. Можно представить, каким тяжелым было их расставание.

Попал прадед сначала под Москву, потом на Белорусский фронт. Всю войну был связистом. А это, как правило, всегда – передовая. Связь нужна была именно там, где происходило главное. Так он дослужился до старшего сержанта. Подробностей, к сожалению, не знаю, поскольку говорить о войне прадед не любил.

Победный день застал его в Кенигсберге. Радости было немало: главное  живы! Казалось: все страшное позади и скоро домой. Но эшелон, в котором он ехал, проследовал мимо Кирова. Оказалось – их путь лежал в Маньчжурию. В рассказе об этом периоде могу сослаться на документ – отзыв о прадеде:

«В боях при прорыве обороны японцев… тов. Коробейников показал себя отважным и умелым связистом части… Под сильным ружейно-пулеметным огнем тов. Коробейников 5 раз выходил на порыв линии… За все время наступления связью тов. Коробейников обеспечивал бесперебойно и своевременно…»

Домой прадед вернулся живым, но с ранениями. Помогал восстанавливать разрушенную страну.

Мне не пришлось видеть его – он ушел из жизни в год моего рождения. Все, что знаю о нем, – от родителей, от родственников. В семье нашей бережно хранятся его награды, фотографии. Да, война для нас – далекая история. Но совесть и долг перед погибшими и пережившими её должны навсегда уберечь нас от беспамятства.

Николай Александрович Коробейников

Мария Малева, 1 курс